«Письма из Потсдама»

3

20.01.74

Здравствуй, дорогая моя Ника!

Это я. Вчера получила от тебя второе письмо, за которое тебе спасибо преогромное.

Как жизнь? Ничего? У меня тоже. Но эти два дня (лучше бы их вообще не было) были просто ненормальными.

В пятницу родителям взбрело в голову пойти на собрание. Вдвоём. Я гуляла, а когда пришла в половине десятого – о, что тут началось! Ровно 29 минут (смотрела по часам) они пилили, именно пилили меня, а после 10-ти часов начался разговор. И до половины второго ночи.

В субботу в школе сидела не Иванова, а какой-то манекен, что ли. Я даже не очухалась после этого РАЗГОВОРА. Скажу честно: такого форума у нас ещё не было. Они тогда решили: в воскресенье (т. е. сегодня) в Дрезден с классом я не еду. Но Элеонора очень просила, чтобы я поехала, даже хотела идти уговаривать моих родителей, зная, что они меня не пускают.

Но всё обошлось хорошо: «уломала» предков, и сейчас я в «Дрездене». Нет-нет! Я сижу дома, сейчас 7 часов 13 минут утра. Да, как ты и поняла, – машины нет. Печально. Но что поделаешь!

Времени что-то много свободного стало: вчера всё сделала, а сейчас вроде только утро.

Ой, Ирк! У нас тут такое творится! Был в понедельник, 14-го, педсовет. Разбирали наши 10-е классы, и пришли к выводу, что наш необходимо взять на поруки. И теперь – дикое дело: на КАЖДОМ уроке сидят или завуч, или Бисмарк. Всю жизнь об этом мечтали!

Сидишь, например, на физике, и думаешь: ну почему мир так устроен, что в нём всегда найдутся существа, которых обязательно надо брать на поруки?! А сзади восседает директор, по классу – назад–вперёд–вперёд–назад – ходит физик, а за окном – унылая тьма, серое небо и дождь.

Да-да! Середина января, а у нас дождик. Два дня под зонтом в школу хожу. Завал! Приходишь, как мокрый-мокрый цыплёнок.

У вас там куда интереснее проходят и история и биология. А у нас… На истории, как обычно, отказы и вечный трепет. На биологии когда мёрзнем, а когда просто потеем. На немецком, разумеется, происходит нечто вроде разрядки: Королюк это умеет делать! Физика… Это что-то тягостное, долгое и не всегда понятное. Насчёт химии молчу. Правда, иногда Марта способна запустить мелом или тряпкой в самый дальний угол класса, но в целом пока терпимо. Одним словом – всё то же самое. Зинка Даниловна всё старается найти с нами общий язык, а мы, хамки, продолжаем её доводить.

Жизнь идёт, делая крутые повороты, иногда аж скачет, а порой будто по гладкой-гладкой поверхности движется. Короче, всего понемногу.

… … …

Ух, развела! Скажу тебе одну вещь: дай мне побольше времени, бумаги, и я тебе могу сколько угодно на эту тему писать, честно!

Ты была вообще-то права: пора брать себя в руки. А то вот так разведёшь сентиментальность, а потом волосы дыбом встанут – до того всё будет запущено. Пока не поздно ещё.

А спать-то хочется… Сегодня репетиция у нас. Придётся идти.

Часто встречает меня в школе Светка и всё приветы передаёт. Ох, Ника, Ника! Ну зачем же ты уехала? Я в школе с ума порой схожу. Прочно заняла твои места на химии и физике, но от этого не легче. Да, кстати, тебя вчера на химии спрашивали, и такой шум, как обычно: «А Шарапова-то выбыла! Ирка давно уже уехала!» А мне, честно говоря, стало немного грустно: да, давно…

Ну ладно, Ник! Пора кончать! Спасибо тебе за весточку!

Куча приветов тебе ото всех наших МУЧИТЕЛЕЙ, девчонок и ребят, от Вероники и моей «единственной и неповторимой» Людахи.

Огромный привет Москве. Счастливая ты: снег у вас там!

Ну, бывай!

Пиши!

          Ёлка.


1  •  2  •  3  •  4  •  5  •  6  •  7  •  8  •  9  •  10  •  11  •  12


«Письма из Потсдама»
Вернуться в «Записки из прошлого»
В меню сайта


© Lekapotsdam, 2006—2017